В 2019 году в Беларуси были отмечены два показательных в своей противоречивости юбилея: 20 лет назад был подписан договор о создании Союзного государства Беларуси и России, а 25 лет назад Александр Лукашенко был избран первым и пока единственным президентом страны. В то время как Лукашенко за четверть века своей власти сумел прочно закрепить авторитарный режим, Союзное государство оставалось пустой декларативной оболочкой со многими предположительными соглашениями, но без значительных политических достижений. 

В 2019 году геополитические и региональные условия в Беларуси существенно не изменились, несмотря на все такие же плохие отношения между Россией и Западом, в том числе из-за продолжающихся санкций после присоединения Крыма к России, экономическую зависимость Беларуси от России, неизменно сложные отношения Беларуси с ЕС в целом и с Литвой в частности, недалеко от северной границы которой – в Островце – предстоит ввести в эксплуатацию новую атомную электростанцию, а также нестабильную ситуацию в Украине – южной соседке Беларуси – в связи с продолжающейся войной на востоке страны. Лукашенко реагирует на непростую геополитическую ситуацию в Беларуси в привычной ему манере: в то время как он стойко отказывается признать аннексию Крыма де-юре и в интервью с украинскими журналистами в сентябре призывает страну к сохранению единства, он заявляет со всей решительностью, что, по его мнению, Россия не вернет Крым Украине даже при смене власти.

На фоне этой “разновекторной риторики“ Лукашенко наиболее значимыми темами в 2019 году в Беларуси стали дискуссии вокруг углубленной интеграции Беларуси и России, отношений Беларуси с Западом, состояния гражданского общества и экономической ситуации в Беларуси, а также парламентских и президентских выборов. На них следует ориентироваться при разработке актуальной стратегии взаимоотношений с Беларусью.

Союзное государство 2.0: углубленное обсуждение интеграции Беларуси и России

Лейтмотивом встреч Владимира Путина и Александра Лукашенко в 2019 году стала углубленная интеграция Беларуси и России в рамках возрожденной концепции Союзного государства. Согласно договору 1999 года о союзе Беларуси и России оба государства должны сохранить свой суверенитет, при этом определенные области экономической и внешней политики, а также политики безопасности должны быть тесно связаны или даже унифицированы.[1] Однако, поскольку на протяжении двух десятилетий с обеих сторон отсутствовала политическая инициатива к осуществлению договора, большинство элементов до сегодняшнего дня оставалось только на бумаге.

Реактивированная концепция Союзного государства была использована российским руководством в 2019 году для оказания политического и экономического давления на Беларусь. Сопровождаясь провокационными высказываниями Путина („Белорусы и россияне – один народ, живущие в двух государствах“), появились слухи о подписании 8 декабря (официального „дня рождения“ Союзного государства) широкомасштабного документа, который должен представлять собой своего рода дорожную карту для реализации глубокой интеграции двух государств. Речь шла об унификации налоговых систем, создании общего органа регулирования энергетического рынка, более тесном сотрудничестве таможенных органов и координации позиций по отношению к западным санкциям против России и российским ответным мерам. Информация, сознательно распространяемая Россией, вызвала горячие дискуссии о возможной предстоящей потере независимости Беларуси, сценариях интеграции Беларуси в РФ, а также о реальных намерениях России как на Западе, так и в Беларуси. Распространенное в обществе объяснение причин начала интеграции заключается в том, что Путин, согласно российской Конституции, не может быть переизбран в 2024 году на пост президента. Создание нового российско-белорусского государства дало бы ему возможность сохранить свою власть.

С официальной белорусской стороны опасность утраты государственного суверенитета была опровергнута как „необоснованная демонизация“ (пресс-секретарь президента Наталья Эйсмонт). При ближайшем рассмотрении ни унификация налоговой политики, ни совместное регулирование энергетического рынка, похоже, не отвечают интересам России, так как это приведет к потери федерацией экономико-политических средств давления, важных для поддержания сговорчивости Лукашенко. С другой стороны, не стоит ожидать, что Беларусь согласится на деятельность российских таможенников на западной границе собственной страны и тем самым признает в прямом смысле слова очевидную утрату государственного суверенитета.

Насколько широкомасштабными, политически серьезными и, прежде всего, устойчивыми будут решения по интеграции, и какой сценарий в конечном итоге произойдет, невозможно оценить на основе независимых источников. Однако следует признать, что Москва в настоящее время, по-видимому, старается удерживать поводок, на котором она ведет Беларусь, чтобы избежать закрепления в стране-соседке осознания собственной национальной идентичности и ценности независимости от России.

Сдержанная оттепель: отношения Беларуси с Западом

Сдержанное сближение Беларуси с Западом, наблюдаемое с 2015 года, нашло свое продолжение в 2019 году. Этому свидетельствуют следующие показатели: правила въезда граждан ЕС в Беларусь были еще больше упрощены.[2] ЕС поддержал около 4.500 малых и средних предпринимательств при поиске новых рынков сбыта и тем самым поспособствовал тому, что было создано более 4000 новых рабочих мест в секторе малого и среднего бизнеса; Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) увеличил инвестиционный портфель в Беларуси до 683 млн. евро. Параллельно с европейской заинтересованностью впервые за 25 лет Беларусь посетил высокопоставленный американский эмиссар Джон Болтон, который, кроме всего прочего, вел переговоры о возвращении американского посла в Минск.

Причины циклического сближения Беларуси с Западом, называемые политикой маятника, остаются прежними: Лукашенко нуждается в Западе в качестве противовеса российскому влиянию в собственной стране, как средство безопасности его личной власти и для того, чтобы постоянно требовать от России новых уступок. При этом он одновременно пытается внушить западу иллюзию, что Беларусь может „диверсифицировать“ свою внешнюю политику и освободиться от российского диктата. ЕС должен признать, что возможности для внешнеполитических действий Лукашенко ограничены: Москва сделает все возможное, чтобы Беларусь не стала „небезопасным Кантонистом“ и не лишиться тем самым стратегической буферной зоны по отношению к Западу и НАТО. Лукашенко в курсе этого, он знает, что на самом деле он может приблизиться к Западу только настолько, насколько это приемлет Кремль. И поэтому грань для ЕС между мерами по обеспечению белорусского суверенитета и реальным политическим признанием российского „преимущества“ в отношениях с Беларусью едва обсуждается.

Амбивалентная зависимость: экономическое развитие Беларуси в 2019 г.

В 2019 году в Беларуси наблюдался слабый, но положительный экономический рост приблизительно на 1,8%, чему способствовал в основном внутренний спрос, но он значительно замедлился по сравнению с предыдущим годом (3,0%). Причиной этого стало, в первую очередь, загрязнение нефтепровода „Дружба“ в апреле 2019 года и связанный с этим срыв поставок сырой нефти. Это привело к сокращению производства нефтепродуктов почти на 10% в первом полугодии, которые являются одним из основных экспортных товаров, прежде всего, в ЕС. К этому добавились различные торговые споры с Россией, возникшие в результате запрета на ввоз из Беларуси мясной и молочной продукции.[3]

Экономическая зависимость Беларуси от России остается амбивалентной: она, с одной стороны, настолько экзистенциальна, что на ее фоне даже политическая самостоятельность страны вполне может быть поставлена под сомнение, а с другой – Лукашенко постоянно удается успешно противостоять экономическому давлению России. Показательным для этой амбивалентности в 2019 был так называемый российский „маневр управления нефтью“: Россия сначала резко снизила экспорт нефти, и в то же время пропорционально повысила налог на добычу сырой нефти, что привело, по оценкам экспертов, к потере дохода Беларуси приблизительно 2 млрд долларов. Собственным НПЗ Россия предложила компенсацию потерь, что Беларусь оценила как нарушение условий конкуренции в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Когда Россия предложила Беларуси углубленную интеграцию для создания лучших условий рынка, в Минске сомневались, выполнит ли Москва обязательства ЕАЭС по созданию общего рынка нефти и газа и изначально не были готовы к дальнейшим уступкам России.

Несмотря на аналогичные экономические конфликты между Беларусью и Россией, цифры говорят сами за себя: Россия ежегодно “субсидирует” белорусскую экономику в объеме от 7 до 9 млрд евро, 50% прямых инвестиций в Беларусь поступает из России, также контролируемому государством “Газпрому” полностью принадлежит стратегически важный “Газпром Tрансгаз Беларусь ” (бывший “Белтрансгаз”) – оператор газопровода, который транспортирует российский газ в Европу. Попытки диверсифицировать белорусскую экономику через усиление связей с Турцией или Китаем пока видимых результатов не показывают.

Авторитарная вертикаль власти: положение гражданского общества в Беларуси в 2019 г.

Внутриполитическая ситуация в Беларуси кажется стабильной, поскольку – в отличие от России – авторитарная вертикаль власти функционирует, а политическая оппозиция, независимые СМИ и свободное гражданское общество успешно маргинализируются на протяжении многих лет. Возможности для деятельности гражданского общества существуют до тех пор, пока они носят неполитический характер, в то же время немыслимо открытое обсуждение политических идей или позиций, критика существующих условий или создание политических движений, которые могли бы вызвать резонанс среди населения. В текущем годовом отчете ООН специального докладчика по ситуации с правами человека в Беларуси отмечается продолжающееся применение смертной казни и случаи пыток и жестокого обращения во время задержаний, в то же время отмечаются небольшие успехи как исключение из Уголовного кодекса статьи 193.1 и юридические изменения в сфере свободы собраний.

Независимое, демократическое гражданское общество может осуществлять свою деятельность при иностранной поддержке и официально, при условии, что власти осуществляют контроль над используемыми средствами. Конкретные проекты, направленные на сотрудничество между гражданским обществом и местными органами власти, могут заложить основу для межсекторального доверия, которое после политического переворота является важным условием демократического развития страны. В то же время они не должны быть самоцелью или служить узакониванию власти, которая фактически без противоречий вписывается в авторитарную вертикаль власти. Позиция власти, когда она не готова открыться демократии, должна также открыто дискутироваться в общественности. Международные организации-доноры должны помнить, что финансовая помощь для проектов межсекторального сотрудничества в стране может рассматриваться как легитимизация существующих за рубежом авторитарных структур и, в конечном счете, способствовать их стабилизации. Поэтому прямая поддержка независимого гражданского общества всегда должна оставаться важным и активно используемым вариантом для международных донорских организаций.

Парламентские выборы 2019/ Президентские выборы 2020

После того, как на последних парламентских выборах 2016 года два „независимых“ кандидата получили место в парламенте, политические наблюдатели ожидали, что эта тенденция может продолжиться и в 2019 году. Однако все было наоборот. Международные и местные независимые наблюдатели отметили больше несоответствий положению о выборах, чем на парламентских выборах 2008, 2012 и 2016. Не было ни равного доступа к СМИ, ни сбалансированных избирательных комиссий. Независимые кандидаты были отстранены во время предвыборной кампании, а использование административных ресурсов повлияло на избирательную чашу весов не в пользу независимых кандидатов. В течение пяти дней выборов были отмечены значительные нарушения в досрочном голосовании и использовании мобильных урн для голосования. Подсчет голосов прошел в значительной степени непрозрачно, поэтому официальные результаты выборов не могут быть подтверждены. Кроме того, есть сомнения в достижении кворума, который на парламентских выборах составляет 50%. В связи с указанными недостатками в подсчете голосов официальная явка в 77% не подтверждается независимыми наблюдателями.

Массовое запугивание независимых кандидатов, членов комиссии и избирателей на протяжении всего избирательного процесса свидетельствует о том, что за несколько месяцев до президентских выборов 2020 года власть не хочет допустить появление свобод и намерена контролировать избирательный процесс, как и результаты выборов летом 2020 года.

Выводы / Призыв к действию

Принимая во внимания вышеописанные тенденции в Беларуси за 2019 год, рекомендуются следующие меры:

  • Свобода передвижения: 2 года назад в Беларуси было издано постановление о значительном облегчении правил въезда на территорию страны для граждан ЕС. ЕС, со своей стороны, также рекомендуется ввести свободу передвижения для белорусов, таким образом продемонстрировав, что граждане этой как правило крайне закрытой страны приветствуются в Европе. Очевидным и неоспоримым является тот факт, что подобный шаг, который уже много лет подряд является рекомендацией номер один в нашем списке призывов к действию, мог бы значительно улучшить репутацию ЕС в Беларуси.
  • Беларусь вместо «Белая Русь»: Швеция официально призвала отказаться от наименования „Vitryssland“ («Белая Русь», букв. «Белая Россия») и вместо этого использовать слово «Беларусь». Следую шведскому примеру, языковые правила в Германии также должны подвергнуться изменениям и отказаться от использования слова „Weißrussland“ в отношении Беларуси. Федеральное министерство иностранных дел Германии уже подает положительный пример в этом отношении. Кроме того, новостные программы на немецких центральных каналах также начали применять новое правило. Но в то же время следует принимать во внимание, что закрепление слова «Беларусь» в сознании граждан, не имеющих какого-либо отношения к Восточной Европе, займет некоторое время. 
  • Поддержка независимого гражданского общества: Те, кто принимает политические решения в Германии и ЕС должны осознавать, что политические изменения в Беларуси могут произойти в любую минуту и впоследствии развиваться совершенно непредвиденным образом. После наступления переломного момента в стране, единственные силы, которые смогут дать белорусскому обществу надежду на демократическую трансформацию страны, будут независимые лица, готовые к этому перелому и поддерживающие открытое общество, базирующееся на европейских ценностях. В этой связи ЕС и в дальнейшем должен предлагать различные программы поддержки независимых демократических лиц (журналистов, ученых, представителей неправительственных организаций и деятелей культуры).
  • Поддержка экономического сотрудничества: экономическое давление является одним из главных инструментов, использующихся Россией для политического давления на соседние страны. Примеры Грузии, Молдавской Республики, а также Украины показали, что принужденная диверсификация экономики, являющаяся следствием санкций со стороны России (например, на вина из Молдавии, минеральную воду из Грузии) могут помочь этим странам освободиться от политической и экономической зависимости от агрессивного и авторитарного государства-соседа. ЕС должен быть заинтересован в поддержке диверсификации белорусской экономики и связанным с ней укреплении политической независимости республики. В этой связи считаем более целесообразным сосредоточиться на развитии независимого малого и среднего бизнеса, а не на поддержке государственной экономики. 
  • Формулировка стратегически важных целей: ЕС должен сформулировать более четкие цели, которые он преследует в отношениях с Беларусью, а не ограничиваться лишь реагированием на события, происходящие в стране. Главными принципами должны быть укрепление независимости Беларуси, при условии следования демократическим нормам и уважения прав человека. ЕС обладает возможностью поддержки постепенного создания свободных «демократических пространств» для людей в Беларуси. Прежде всего это касается сфер жизни общества, имеющих прямое и косвенное отношение к политической жизни страны (обмен на разных уровнях власти, поддержка местных инициатив, участие граждан в жизни общества). В долгосрочной перспективе данные меры должны усилить демократическое самоопределение общества в целом.
  • Расследования случаев о пропавших без вести: Двадцать лет назад, 7 мая 1999 года, исчез бывший Министр Внутренних Дел Беларуси Юрий Захаренко. 16 сентября 1999 года пропал бывший вице-президент 13-ого Верховного Совета Виктор Гончар, а также предприниматель Анатолий Красовский. Обстоятельства их исчезновения до сих пор остаются не выясненными, а их последствия все еще остаются ощутимыми для белорусского гражданского общества: те, кто открыто противоречит или активно выступает против авторитарного режима в стране, рискуют в лучшем случае получением штрафа. Нередко дело заканчивается тюремным заключением и долгосрочными негативными последствиями для здоровья и жизни. Германия и ЕС не должны прекращать напоминать общественности о пропавших без вести и настаивать на том, чтобы обстоятельства исчезновения этих людей были выяснены, а виновные привлечены к ответственности. В 2020 году, к 20-летию исчезновения журналиста Дмитрия Завадского, судьбу пропавших политиков и активистов можно было бы обсудить в совместных европейско-белорусских проектах.

Берлин, декабрь 2019 г.

Правление:
Штефан Малериус (председатель)
Штефани Шиффер (заместитель председателя)
Кристоф Бекер (казначей)
Денис Фридрих (заседатель)


[1] См. сводную статью на BelarusDigest, „The State of the Union Belarus-Russia and the Virtual State“, https://belarusdigest.com/story/the-state-of-the-union-belarus-russia-and-the-virtual-state/

[2] В первом полугодии 2019-го в Беларусь въехали 244.000 человек без визы, по сравнению с всего лишь 37.500 в первом полугодии 2017-го.

[3] См. обзор экономической ситуации в Беларуси в информационном бюллетене 59, созданном German Economic Teams Belarus по ссылке: https://www.get-belarus.de/wordpress/get_blr_nl_59_2019_de/